Музыка и музыкальные проекты
Вторник, 30 Август 2016 14:36

Знакомство с нойзом

Автор 

Роман Широухов – об экспериментальном концерте «Однажды ночью в соборе…»

 

Разнообразие толпы перед собором. Что редкость, конечно. Чаще - чопорно, скучно, филармонически пресно. В соборе все скамейки заняты, будто на последней проповеди перед рождественскими распродажами. Еле нашёл место с краю, прикорнул на нервюре, так сказать. Первая часть программы не предвещала ничего хорошего. Заинтриговала, правда, вся эта кибер-подсветка и электроакустическая часть - с поливоксами и прочими электроакустическими прибамбасами, - обещанная старожилом нашей электронной сцены Андреем Коломыйцевым, позже заменённым волею судеб на гастролирующую у нас «шумельщицу» из Риги Елену Глазову.

 

noiz 1


Нужно отметить, что публика, при всей своей мегачисленности, вела себя более чем смиренно. И, затаив дыхание в ожидании мелодичных органных переливов («столь полезных для равновесия души!»), слушала монолог соборного искусствоведа про Баха. О том, какое наше всё этот Бах. Бах, его святейшество «поливокс»… Колонны собора расцвечены искажёнными графическим редактором цветами. Классическая музыка бессмертна, видео-арт бренен, - должно быть, имела ввиду искусствовед. И ещё она предусмотрительно предупредила слушателей о том, с чем они столкнутся после антракта. Слушатели внимали с благоговейными улыбками и ничего не поняли, иначе бы встали (по меньшей мере треть или половина) и сразу ушли. Но пока «сюита» и всё хорошо. Пока все парят на воздушных арпеджио и не думают о шумах. Бах, конечно, гений и, должно быть, далёкий предтеча синтезаторной полифонии. Потом было что-то ещё, умиротворённо возвышенное. Видео, в лучших традициях клипмейкерства, не совпадало со звуковым рядом. Где-то почудилась музыка из «Интерстеллара». Неужели романтическая классика – это уже китч? Следом – «Имперский марш» из «Звёздных войн», адаптированный для органа. Скажете, неуместно? Отнюдь, это же «готическая вечеринка». Марш сопровождался зловещими световыми вертикалями - они вспыхивали в тёмных арках главного нефа собора, погружающегося в трясину Кнайпхофа миллионы световых секунд. Джедаизм как мировая религия… Не очень хорошее против недостаточно плохого.

 

noiz 2


В основном же я покорно сидел спиной, почти не обращал внимания на взъерошенные светом готические конструкции и слушал, как ловко органист интерпретирует всеми любимые мелодии. Слушатель обычно хочет слышать то, с чем уже знаком, то, что ему уже понятно, то, что он уже слышал (желательно много раз). Это как раз тот случай - и зал разражается бурей оваций. Звезда смерти наша! Эпитафии на стенах собора слегка оживают в отсветах видео-арта и тоже немного похлопывают. В проходе продают конфеты – шоколадного Моцарта и карамельного Баха. И яблоки в пластиковой обёртке с цветными бантиками. Про Баха и Моцарта – пошутил. Приключения Щелкунчика в таинственном будуаре продолжаются.

 

noiz 4


Первую часть концерта завершает так полюбившаяся всем ария из «Призрака Оперы», Сара Брайтман вас дери. Но они ещё не знали, какой будет завершающая колыбельная этого сладкого и лёгкого - как продаваемая у собора днём сахарная вата – попурри. Забыли, что говорила им искусствовед: в музыке важна не только мелодия, но и звук, который тоже бывает самоценен. Звук ради самого себя. Как кино – не театр и не сценарий. Самоценность звука будет продемонстрирована во второй части концерта. А пока слушатели с самыми приятными выражениями лиц ожидали музыку из «Эвиты», «Детей капитана Гранта» и представляли себя восторженными участниками масштабных кинопанорам Стивена Спилберга с музыкой Джона Уильямса. На колоннах большого нефа подрагивает цифровое газовое пламя, искусственное сияние, дополняющее праздник. Что ж, орган – по-прежнему мой любимый акустический синтезатор. В вынужденном антракте, предпринятом для «настройки» хорошо темперированного лэптопа мне, признаться, понравился грохот переворачиваемых деревянных лавок.

 

noiz 10


В зале много увлечённых музыкой знакомых, которых прежде никогда не видел и на куда более серьёзных концертах. Редактор местного рекламного журнала вместо приветствия перечисляет фамилии оккультных электронщиков и второпях, как заговор, произносит название английского инструментального ансамбля «Петля». Заговорщически предлагаю «на этот раз точно» поехать в сентябре на «Варшавскую осень» одному приятелю и примкнувшим. Прям светский раут.

 

noiz 6


Второй акт. Аналоговая глушилка. Елена Глазова в чёрном платье (а может, и не в платье) встала за компом на возвышении в центре сцены, освещённой софитами. Красиво. На экране - цифровые ископаемые, коллаж, непонятный любителям Терренса Малика. Потихоньку, фыркая и ворочаясь, разгоняется тугой, местами стрекочущий и бьющий прямиком по лёгким, густой и насыщенный шум. Шум заполняет собой постепенно весь зал, уши и прочие полости слушателей, норовит пробраться в глаза и бьётся фрикциями в грудной клетке. «Звук, ценный сам по себе», - эхом звучит в мыслях слушателей, явно пришедших не на этот концерт. Но пока они не уходят. «Шёпоты и крики» Бергмана. Шорохи и скрипы Глазовой, помноженные на сотни ватт соборных усилителей. Шум автомобильных пробок, шум чаек на городской свалке, шум песка. Но там ничего этого нет, просто слышится.

 

noiz 3


Глубокие, прошибающие насквозь дроны и гул начинают вызывать у окрестных девушек приступы лёгкой тошноты, у других - возмущённые шёпоты. Бесконечный мазок Малевича медленно расползается на бескрайнем Чёрном квадрате. Линия Ротко, уходящая с картины на стену столовой, выкрашенную синим внизу и побеленную сверху. Лучше, конечно, о шумовой музыке не говорить и не думать ничего, а неслышно подрагивать и пускать слюну. Всё это ближе к инстинктам, нежели к «поведению», к мотивациям, нежели к поступкам. Так, должно быть, звучат ледники, угольные пласты и меловые отложения в глубине подсознания австралопитека. Постепенно оказываешься один ночью в плёночном лесу, который перематываешь назад на обгрызенном карандаше.


Что ж, для многих собор, больше похожий на барак или огромную баржу, стал этой ночью анти-ковчегом. Между тем, от усиливающегося и сгущающегося шума закладывало уши и организм уже был готов рефлексировать как перед взлётом самолёта. Тех же, кто сильно переживает по поводу бесформенных симфоний уходящей эпохи «несбывшегося будущего», могу успокоить: впереди нас ждёт ничем не контролируемая новая додекафония.

 

noiz 7


И вот… Зацокали каблучками, зашуршали, задёргались: «меня сейчас стошнит», «дайте пройти», «это ужасно»... Освистывающие овации, прогоняющие хлопки, мол, «давай заканчивай, где наш красивый органный концерт?!» Было подумал, что люди расшумятся и побегут, как на Стравинском в 1913-м. Может, даже начнётся мордобой между представителями партии «мелодий» и партии «шумов». Но нет, калининбергская публика боится каннибализма. Или просто каким-то неведомым образом у малого органа вдруг очутился улыбчивый органист, сыграл игривый речиталь для страждущих, погладил публику романтическим арпеджио и позволил Глазовой доесть свой поздний шумовой полдник. Неожиданный компромисс вышел вполне удачным, позволив органу и синтезатору стихнуть на одной протяжной ноте. Милая научно-фантастическая концовка в духе Эдисона Денисова. Раздались аплодисменты: уф, наконец-то этот ад закончился. Играйте своих «призраков оперы», играйте, - подумал начинающий мелофоб, заскучавший по плотному звуку, доносящемуся из шумящих обёрток Вселенной.

 

noiz 8


Представляю себе передовицу «Калининградской правды» года так 1976-го - что-то вроде: «Сумбур вместо концерта». Но не подумайте, что концерт был провален. Дежурный органист собора и, конечно же, лауреат взял бразды в ноги и в качестве бонуса сыграл для разгорячённой лёгким флёром скандала публики искромётную «фантазию на тему Паганини». Как и следовало ожидать, одними ногами, что, безусловно, указывает на высокое мастерство музыканта. Жаль, что не в духе босса новы. Занятный аттракцион. Так и представляю себе семью дипломированного аккордеониста, лауреата международного конкурса, играющего перед домашними «Полёт шмеля» шустрее Зинчука. Это к вопросу о балансе формы и содержания. Скучно, но хорошо. Интересно, но плохо. Хотелось предложить органисту отыграть на ногах все «Звёздные войны» до утра. Или вот хотя бы «Призрака оперы», на бис - чем не номер.


В конце концерта вездесущий искусствовед поблагодарила слушателей за терпение и понимание, напомнив, что это эксперимент, - мол, «не бойтесь, приходите ещё, мы не будем вас мучить». Что ж, в любом случае концерт прелюбопытный, - подумал я, удаляясь в ночь под эстакадным мостом. Может, знакомство с «нойзом» для кого-то из впервые пришедших на такой концерт не пройдёт даром - и утренняя перекличка галок, приглушённая шумом просыпающегося города и безвкусной мелодией из проезжающей мимо тюнингованной развалины, тоже покажется музыкой.

 

noiz 9


Фото: Юлия Алексеева.

Новости культуры

Наш вклад в развитие единого и общедоступного культурного пространства Калининградской области

   

S5 Box

Вход

Регистрация

You need to enable user registration from User Manager/Options in the backend of Joomla before this module will activate.

wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women wigs for women